Сделано
в традиции
всё для традиционного творчества
+7 (977) 408-36-83
Москва
Войти Регистрация
Корзина0 товаров
на сумму 0.–

Традиция, которую мы передаем. Памяти Валентины Васильевны Глуховой


Когда чья-то жизнь обрывается, становится резко понятнее, что же такое
традиция. А нашему собрату-фолькористу-практику это, наверное, понятно
вдвойне. Нашу жизнь наполняет традиция, то есть процесс передачи
мудрости, опыта, целостности восприятия мира через культуру, и
составляет ее сущность. Сперва мы ищем тех, у кого перенять,
перенимаем по мере сил и способностей. А затем ищем кому передать
,
чтобы не оборвалось, не ушло. Иногда дается счастье перенимать
мудрости непосредственно от местных жителей, порой встречаются такие
учителя, которые много исследовали и перенимали и умеют передавать дальше.
Какая простая формула жизни: "Искать, перенимать, искать, передавать,
пропускать через себя".
Интересно, что в русском языке последняя фраза
одновременно означает "давать идти через себя не создавая препятствий"
и "обогащать своим опытом". В общем пропускать. И так до тех пор, пока
течет этот поток, пока бьется сердце.


На этой неделе ушла из жизни Валентина Васильевна Глухова. Сердце отказало.
Я познакомилась с этим удивительным учителем всего месяц назад.
Мы занимались в одно время на разных этажах "Славича". Я вела костюм, а она народное пение.
Снизу все время слышались то интересные распевки, то белгородские песни
в исполнении ученика или дуэты. Хорошо так пели!
А когда чему-то хорошо учат, я стараюсь поучиться. Так попросилась позаниматся и со мной.
Вроде не первые годы пою, но первые два или три часа стали для меня действительно открытием.
И в работе со звуком, и в понимании песни. Мы пели мои любимые песни, потом беседовали о традиции,
она давала очень интересные упражнения со звуком, затем снова делилась и рассказывала об общении с народными исполнителями,
о Покровском, о Сапелкине, о каких-то песнях или словах, которые тронули в экспедиции, об Ольге Сергеевой и еще других любимых ею исполнительницах. Часть я не знала, и не записала тогда. Все думала, спрошу в следующий раз...

glukhova.jpg

Валентина Васильевна, профессиональный исполнитель, выпускница ГМПИ им. Ипполитова-Иванова,
много лет пела в ансамбле Покровского и объездила с экспедициями любимые южнорусские области. Говорила, что
когда-то ее не хотели брать, кажется в Гнисинку, потому что она дерзнула сказать одной из педагогов,
руководителю Северного народного хора, что именно то, чем занимается Покровский - это самый правильный
тренд. Поступали они тогда вместе с мужем. Потом и сын тоже пошел по фольклорной стезе.

Позже удалось позаниматься с ней всего пару раз, и однажды побывать на ее занятии ее большой ученической группы.
Тогда я приехала из Тулы после очередной экспедиции, уставшая провела свое занятие,
а потом осталась на запись репортажа про дымковскую игрушку,
которую внезапно приехала делать Алена, фонд "Светослав". Кажется и с ней успели записать репортаж.
Утреннюю порцию белгородских песен мы получили, Валентина Васильевна
что-то тихонечко напевала внизу, чтобы не мешать записи.
А я решила тогда осваивать прядение на русском веретене. Давно мечтала, но все не выходило.
Утащила местную прялку-лопасть и стала прясть. Под рассказы кировского мастера Оксаны про глину,
под тихие напевы хорошо начала получаться нитка. Час за часом за этим делом я досидела до вечерней
репетиции коллектива. В маленькую комнатушку потихоньку набилось, наверное, человек 15.
Наверное, у нее еще много осталось учеников, ведь передача традиции была для нее делом жизни.
Она способна была заниматься многие часы подряд, люди приходили и уходили, сменяли друг друга, а она была и ждала новых учеников.
Мы пели разное, говорили кто что хочет и если находилась хотя бы пара знающих эту песню, пели ее.
Сперва вдвоем с Валентиной Васильевной, потом втроем-четвером, потом уже большой компанией.

А я все не могла оторваться от веретена, пела и крутила нитку.
Волшебное ощущение тех самых вечерин, когда пряли под песни.
И подумалось, что "может быть нитка умеет воспринимать эту атмосферу,
это пение, то что твориться вокруг пока ты ее делаешь.
Кто-то на магнитофонную пленку пишет, а я - на нитку. Вот у меня будут разные записи концертов
или певческих встреч, потом буду ткать или вязать из них разные вещи "с записью" :0) ."
Как знать?

Она учила не петь, и даже не играть песню. Знаете ведь, что наши бабули в деревнях
часто говорят, что песню не поют, а "(и)грають". Она  учила относиться к песне, как к живому существу.
Пока поем вместе, песня  рождается и проживает свою жизнь.
Говорила, что именно так ее учили деревенские исполнители и потому им и не скучно было, как часто
нам сейчас, одну и ту же песню петь тысячный раз в своей жизни.
Она учила оживлять песни, давать им энергию. В ней самой было столько
энергии, что хватало на целый большой коллектив учеников, на всех нас,
думающих кто о словах, кто о нотах, ходах и всем том, чем бывает забита голова поначалу.
Она учила понимать смысл песни, ее посыл и передать его звуком.
Наполнять окружающее пространство  не просто звуком, но смыслом и жизнью.

У меня остаются как памятки о ней белгородский кушак,  
один из четырех, которые она выткала сама для своего костюма и еще для кого-нибудь,
остается это полное веретено ниток "с записью" и
те бесценные открытия о звуке и смысле, которые, надеюсь, мне удастся еще понять, перенять и передать.
На вечную память.
foto.jpg